Забытый дневник первокурсника (Часть 8)

KVOKU002 23 декабря 1970 г. Среда. Совсем я распустился. Нету времени вести дневник, т.к. я хочу встречать Новый год дома (надо не допустить троек). Так и быть, завтра напишу все, но сегодня никак не могу. <> 31 декабря 1970 г. Четверг. Сегодня решился вести дневник. Ничего интересного за это время не было. Я исправил тройку по матчасти и ходил в увольнение. Один раз дежурный по училищу не пустил меня в город, придравшись к тому, что я не почистил пряжку. Тогда ко мне приехала Вика. Это было в субботу, а в воскресенье я ходил в кино с ребятами и заскочил домой на часок. Магнитофон мой оказался поломан. Его Алик поломал и ничего не сказал. Сегодня собираюсь встречать Новый год, только сам не знаю еще, где. Хотел сначала пойти вместе с Викой к Лебедеву, вернее, к его товарищу, но из этого ничего не получилось. 6 января 1971 г. Среда. Продолжаю. Вике предложила пойти к Томке, своей подруге по работе. Морозов С.Б. стоял в наряде как раз с 30-го на 31-е. Пришел капитан (Емельянов). Он отправлял нас в увольнение. Все прошло нормально, я имею в виду проверку перед увольнением. Приехал домой и сразу к бабушке. Дала мне три рубля. Потом встретил Володю Сухова (товарищ), но долго поговорить с ним не мог, т.к. спешил. Я должен был в 8 часов быть у Викиного дома. Подошел. Видел девчонку из нашей школы. Вика ее называет «малая». Она на меня как-то странно посмотрела. Видно, поняла, чего я там стою. А может и нет. Кто ее знает. Вика вышла, и мы купили шампанское и ликер. К Томке шли пешком. У Томки родителей не было дома. Сидели три парня и смотрели телевизор. У меня были такие планы на Новый год! Но, увы. Где-то в половину первого ночи мне стало нехорошо. После обеда я ничего не ел и у меня в желудке удачно смешалась водка с шампанским. Пришла Томкина соседка, совсем еще девчонка. Учится в 9 классе. Меня Вика уложила спать. Больше я ничего не помню. Разбудила меня Вика в шестом часу. Я сразу протрезвел. В седьмом часу мы стали собираться домой. Я себя еще довольно плохо чувствовал и мне было неудобно перед Викой. Она говорила, что будила меня ночью, но я не подавал «признаков жизни». Приехал домой и промыл себе желудок. Стало немного легче. В 10 утра кончалось увольнение. Надо было явиться в училище, а потом обещали продлить до следующего утра, т.е. до субботы 2 января. Утром в роте не было ни одного офицера. Пришли они только к обеду и только тогда отпустили нас… до 22:20, вместо того, чтобы отпустить до утра. Когда я приехал домой, меня бабушка сразу же накормила до отвала, а потом мы с Викой пошли к Томке. У нее еще был ее парень, да и родители уже пришли. Мы посидели, выпили немножечко ликера и ушли. Зашли к Вике, потом ко мне и времени не стало. В этот вечер (в пятницу) я чуть не опоздал из увольнения. Троллейбусов было мало и мне пришлось ехать на метро. Приехал за одну минуту до конца увольнения. Повезло. С субботы на воскресенье наш взвод был дежурным подразделением по училищу. Я – патруль. Кроме меня, еще трое ребят. Ходили по городу с двумя офицерами и никого не ловили. В воскресенье к нам в роту приходили два выпускника нашей роты. Один командует взводом разведки, а другой – в войсках спецназначения где-то в Прибалтике. У него даже форма совершенно другая – голубая, как у летчика, но на эмблемах – парашют. Рассказывали о жизни и т.д. Говорят, что трудновато приходится на первых порах. Оказывается, все мы стоим на учете в генштабе, а я не знал. И это не будет очень плохо, если кого-нибудь из нас поставят сразу командиром взвода. Потом, через некоторое время, могут послать в совершенно другое место. Молодые лейтенанты играли на гитарах, пели английские песни и ругались. Говорили, что особое внимание нам надо обратить на английскую фонетику и иностранные армии. Остальное все ерунда. Скоро зачеты! Трудно будет вырваться в отпуск, но надо. Сегодня Зубко обещал провести в субботу проверку нашей физподготовки. Что делать? Придется интенсивно качаться, но что можно сделать за три дня? Был семинар. Я получил вторую четверку. Я боюсь истории немного больше, чем физо. На территорию нам уже много ходить не надо. Она хорошо убрана, так что самоподготовка у нас длится долго. Лебедев перед Новым годом позвонил своей девчонке и пригласил ее на Новый год с собой, но она стала отказываться. Сказала, что ей неудобно. Он ее упрашивать не стал, а просто повесил трубку даже не попрощавшись. Решил характер показать. Ну, потом пожалел об этом. Написал ей письмо и даже позвонил. Она была рада и сказала, что дала бы ему хорошенько по голове за то, что он не попрощался. Лебедев довольный ходит. Он сейчас в наряде стоит. Уже успел схлопотать две недели неувольнения за то, что не положил сумку в новые стеллажи, которые нам сделали на заводе. У меня пока все хорошо. Валик Костылев что-то стал слишком выпендриваться. Не люблю, когда люди становятся наглыми. Сегодня просто так разрисовал мою тетрадь. Придется его поставить на место. 7 января 1971 г. Четверг. Вчера Валик Костылев подошел ко мне и извинился. Я рад. Все-таки он осознал свою вину. Погода сегодня отличная. Домой бы сходить… У нас сегодня батальонное комсомольское собрание, а потом – вечерняя поверка. 8 января 1971 г. Пятница. Опять сегодня хорошая погода. Даже не верится, что зима, когда сидишь в классе. Идем в баню с пяти до шести часов. Успел прочесть сегодня на уроке два рассказа из английской книжечки. Интересные. С Витькой Колосковым заключил договор говорить только на английском языке между собой. Это будет помогать развитию речи. Ребята собираются делать вечер для нашего взвода с девчонками из какого-то техникума. Это будет в следующую субботу. Я постараюсь вместо этого вырваться к Вике, если удастся. 18 января 1971 г. Понедельник. Из лагеря приехали в пятницу вечером. Выезд был очень напряженным. Выдали валенки, чтобы мы не мерзли на тактике. Первый день жили в одной казарме с 8 ротой. Как раз в это время наш взвод заступил в наряд по учебному центру. Я оказался в карауле. Во всяком случае, это гораздо лучше кухни. Каждый день было по несколько часов тактики. Наш взвод отличился. Шнифт, Болдырев, Боцула и Задорожный во время охранения напились и оставили бутылки. Им сильно влетело. Ограничились только тем, что заставляют их делать черную работу. Потом еще одно происшествие. Воробьев из третьего взвода упал и сломал себе два ребра. Теперь в госпитале лежит. Капитан (Емельянов) запретил нам проводить вечер. Сказал, что мы не заслужили. Тем лучше. Вика все равно простудилась. Обратно ехали на открытой машине и страшно замерзли. Вечером Емельянов сказал, что из нашего взвода в увольнение никого не пустит. Но я знал, что пойду. У меня больна бабушка. И все. Отпустили на сутки. Это Сережа Морозов постарался. На следующий день утром надо было подъехать в училище, чтобы чистить оружие, а потом опять можно было ехать домой. Меня уволили без дежурного по училищу, т.е. меня не было у него в списках. Пришел домой, сходил в магазины, купил продуктов и позвонил Вике. 27 января 1971 г. Среда. Сегодня был зачет по огневой. Вопреки всем ожиданиям, получил пятерку, хотя не уверен был, что сдам даже на три. Слишком поздно я начал учить огневую, слишком большое напряжение было в последний день. Во всяком случае, пять человек получили двойки и восемь – пятерки. Уже два раза бежали трехкилометровый кросс. 2 февраля 1971 г. Вторник. Сдал второй зачет. Тактику. Получил четверку, а по огневой – пять. Готовлюсь к истории. Времени нету. 3 февраля 1971 г. Среда. Получил пять по матчасти. Это последний урок матчасти в феврале. Доволен. 24 февраля 1971 г. Среда. Сейчас каникулы. Я уже успел приехать от мамы из Латвии и теперь гуляю с Викой. Коротко о прошедшем. Историю и английский сдал на четыре. Физо вообще не пересдавал, но Зубко поставил мне условие, чтобы я к концу второго семестра все сделал отлично. В противном случае он меня не пустит на летние каникулы. В эту субботу надо уже явиться в училище к 20:00. В понедельник выезжаем в лагерь. Вчера печатал фотографии. Получились не очень удачно. Плохой из меня фотограф. Вика подарила подарки мне и деду в честь 23 февраля. Я даже не ожидал. Было очень приятно.

Комментарии (0):

В настоящее время нет ни одного комментария к данному материалу

Комментарии могут оставлять только авторизованные члены сообщества. Для того, чтобы оставить комментарий необходимо авторизоваться

Забытый дневник первокурсника (Часть 7)

В лагере001 222 3 декабря 1970 г. Четверг. Я забыл вчера написать, что была тревога. Как-то совсем вылетело из головы. <> 7 декабря 1970 г. Понедельник. В четверг запись неожиданно оборвалась. Даже не помню, по какой причине, но причина была, раз я не дописал. На счет этой тревоги писать уже не буду, да там ничего особенного и не было. В четверг я записался в увольнение на двое суток. В пятницу перед увольнением было комсомольское собрание, на котором присутствовал капитан Емельянов. Лебедева, Печенина и меня назвали передовиками учебы в отделении. Ха, ха! Кудряшов (наш комсорг) забыл, что у меня тройка по матчасти. Это хорошо. Я даже не против. Шинель свою я не нашел и пришлось надеть чужую, еще лучшую. Впервые нас увольнял лейтенант пом. деж. по училищу, который ни к чему не придирался. Просто сказал: - Вы в увольнение хотите? Ну, все, конечно, тихо так говорят: - Хотим. - Ну, идите, если хотите. Я вам мешать не буду. И все. Вот это человек! Я позвонил Вике и договорился подойти к ее дому в 8 часов. Зашел домой, оделся, поел и вообще привел себя в порядок. Пошли с Викой гулять. На «Динамо» были и просто гуляли в этом районе. Я пригласил ее к бабушке на день рождения 5 декабря на четыре часа. В субботу проснулся часов в 10 и сразу пошел к Саше Резниченко. Как всегда, он был дома один и чертил что-то. Посидели, послушали маг, потрепались об Алике, почему он не пишет и т.д. Позже пришла Люда Приходько (одноклассница). И опять же странный вопрос, почему я не в форме. Да что они, за дурака меня считают? Людка говорит, что Валентина (Валентина Ивановна – классный руководитель) очень хочет меня видеть именно в форме. Но я в школу идти не собираюсь. Вике я позвонил в половину второго. Она уже «накрутилась» и готова была выйти. Мы пошли искать бабушке подарок, но, как назло, все магазины были закрыты, праздник все-таки. В конце концов купили тортик, конфеты и цветы. У Вики еще были духи. Посидели немного за столом и сбежали. Перед нами встал вопрос, куда пойти? В кафе «Эврика» все было занято. Вика хотела пойти в кино, но я ее уговорил поехать в «Охотник». Там тоже было занято, и мы пошли на берег Днепра. Посидели на лодке, подождали, пока выйдут люди из ресторана. И правда, через некоторое время места освободились, и мы здорово провели вечер. Договорились встретиться в час дня. С утра я сидел дома и смотрел телевизор. Потом пошел к Вике домой. Дома у нее были мама и бабушка. Мы стали записывать музыку на магнитофон. Потом бабушка и мама ушли гулять в Софию, и мы остались одни. Все-таки у Вики сознательные предки, не такие, как у меня. 11 декабря 1970 г. Пятница. Вчера только приехали из лагеря в 11 вечера. Уехали мы туда еще во вторник после обеда. Во вторник после обеда наш взвод отправился в лагерь. Я взял у Вадика Бутхудзе свитер, кроме моих, естественно. Стреляли сразу после приезда в лагерь. Получил 5. С этим ночным прицелом очень неудобно стрелять. Емельянов приехал с нами и сказал мне и Лебедеву идти в караул на танкодром. В 10 часов мы были уже там. Помещение было опечатано и спать нам пришлось бы на улице, если бы мы не нашли открытую форточку, через которую влезли внутрь. Там тоже было холодно, только ветра не было. Стояли табуретки, на которые мы легли. Просыпались через каждый час и бегали возле дома, чтобы согреться. Я простудил ухо и чувствовал себя не в своей тарелке. Так мы провели всю ночь. Спали в общей сложности часа 3-4, но разве это был сон? В 8 утра за нами должны были приехать, но приехали только в 10:10. Отвезли нас в столовую, а потом на стрельбище. Я себя очень плохо чувствовал после трудной ночи и поэтому отстрелялся на тройку. Настроение стало еще хуже. После обеда нас всех абсолютно назначили в наряд по лагерю. Я попал на кухню. Заступили в наряд через час после обеда, т.е. в 4 часа. Кроме нас в лагере было еще Сумское артиллерийское училище. У него был тоже свой кухонный наряд. Ребята, которые работали с нами в овощерезке, попались хорошие, даже помогали нам. Меня этот наряд совершенно выбил из колеи. Заменили нас только в восемь часов вечера следующего дня. Значит стояли мы больше суток. У Кошмана за это время сперли шапку. Я обнаружил, что потерял кошелек с двухкопеечными монетами. Вот горе! В казарме надел чужую шинель, т.к. моей не было – кто-то уже надел. По дороге в училище машина была набита битком. Печенин даже лежал у нас на коленях. Но кое-как доехали. Было уже поздно. Мы (наш и третий взвод) пошли ужинать. Первая полурота осталась в лагере, потому что приехала туда позже нас на два дня. Она должна вернуться в субботу вечером. Ужинать мы пошли в половину двенадцатого, а потом – спать. В пятницу первая пара была самоподготовка, а потом – четыре часа тактики в поле. После обеда тоже была тактика. В личное время пошли убирать территорию, и я позвонил Вике. Договорился встретиться с ней в субботу. Думаю, что в увольнение отпустят. 14 декабря 1970 г. Понедельник. В субботу отпустили только на один день, т.к. в воскресенье были выборы. Домой я заходить не стал, а забежал только к Саше Резниченко, чтобы показаться в форме. Он ее сразу на себя напялили стал крутиться перед зеркалом. Потом гуляли с Викой по городу, даже на Подол зашли, а потом пошли на Владимирскую горку. Я там как раз двухкопеечных монет наменял. Видели на улице Замостьева. По-моему, он заметил нас. Даже замедлил шаг и скосил глаза. В воскресенье нас отпустили в 10 часов утра. Все утро играла музыка. Это Игорь вынес свой магнитофон в коридор. Домой я приехал с Вадиком (Бутхудзе). Поели. Он там какие-то разговоры начал с дедом. А потом пошли на улицу. Я зашел к Вике в агитпункт. Вадик уехал в училище. К нему туда должна была подъехать какая-то девушка. Мы с Викой пошли к ней домой.

Комментарии (0):

В настоящее время нет ни одного комментария к данному материалу

Комментарии могут оставлять только авторизованные члены сообщества. Для того, чтобы оставить комментарий необходимо авторизоваться

Забытый дневник первокурсника (Часть 6)

444 24 ноября 1970 г. Вторник. Очень необычный день сегодня. В половину седьмого нашу роту подняли по тревоге. Просто решили проверить, что мы будем делать. Ничего, все справились с задачей. Через несколько минут стояли уже на плацу, и Зубко проверял, кто что взял. Зарядки не было. На утреннем осмотре Зубко обнаружил на мне пуловер и объявил мне неделю неувольнения. Может быть он забудет к субботе? Посмотрим. Первая пара – самоподготовка. Я написал письмо маме. Потом была история, а после этого – английский. Возле нашей казармы сидела какая-то девчонка. Наверно, ждала кого-то. Ребята резвились, стараясь обратить внимание, но она не обращала на них внимания. Мне всегда интересны такие люди. После обеда пошел на электрофорез. Нога постепенно проходит. По словам мамы Алика, его послали служить во Львовскую область. Ну и Алик! Почему же он мне до сих пор не пишет? Удосужился наконец-то купить обувной крем, а подворотнички опять забыл. <> 25 ноября 1970 г. Среда. Опять было два ин. яза по расписанию. Первая пара была, а второй не было. Потом – огневая. Шестопал сейчас на сборах и у нас другой преподаватель. Никого не спрашивал. После обеда я поехал на завод. Из нашего взвода был еще Кошман. Работа попалась легкая. Мы завинчивали винты. Это продолжалось четыре часа, и мы пошли в училище. На завод нас провожал Зубко. Рассказывал, как он ходил в увольнения, когда был курсантом. Обратно мы шли уже без него. Отбой сегодня раньше на 20 минут, потому что завтра баня. Перед отбоем побесились с Боцулой и Колосковым. Потом еще Боцула продолжал с Валиком Костылевым. Валик – противный человек. Ума у него ни на грош. Его только тронь, и он рассыплется, так сам же первый начинает ко всем приставать. Его за это никто не любит. Кошман тоже нервный. Он все время грызется со своим братом так, что смотреть на них противно. 26 ноября 1970 г. Четверг. Я сегодня дежурный вместе с Лебедевым. Все успели убрать. Первая и вторая пары – английский, а третья – физо. На английском почти ничего не делали. На физо я не ходил, а сидел в ленкомнате. Морозов Юра принес пачку писем, и мы стали их перебирать. Мне было одно от Сергея Борисова из Москвы. Я уже три года с ним не виделся и вот сейчас он мне письмо написал. Пишет, что учится на втором курсе Московского горного института на физико-техническом факультете. Поздравил меня с поступлением в «столь славное учебное заведение» и отметил, что жалеть я не буду. Когда-то я Сережей восхищался. Он, наверно, не изменился. Вечером ходили в баню. Было ротное комсомольское собрание. Завтра – батальонное. 27 ноября 1970 г. Пятница. На английском писали маленькую контрольную. Завтра ожидается большая контрольная работа по Зражевской. Сегодня надо будет учить. После английского – четыре часа ОМП. Опять преподавал Юрковский и, конечно, наставил двоек. Он ставит, а Самарский потом исправляет. Что за система? Он придирается к каждому слову, и даже к русскому языку. Я не люблю таких людей. Да кто их вообще любит? 30 ноября 1970 г. Понедельник. В субботу по огневой никого не вызывали. Тройка у меня осталась. Я записался в увольнение не на сутки, а на один день, потому что боялся, как бы Зубко меня не вычеркнул. Он же мне во вторник объявил неделю неувольнения. Но он меня все-таки вычеркнул. Жалко. В нашей роте появился солдат. Его Емельянов поставил каптерщиком и теперь он живет вот так! Между прочим, он кандидат по борьбе. Будет выступать за нашу роту. В воскресенье утром я пошел работать на завод. Опять делали ту же работу. Поработали до обеда и вернулись. После обеда позвонил Вике, и она обещала приехать в шесть часов и привезти транзистор. 50 человек из роты ушли в оперный театр на балет «Поэма о любви». Мне очень нравятся Лебедев и Гардаш. Хорошие ребята. Пока я их мало знаю, но все равно, они мне нравятся. Да, Боря Заякин звонил Жене Монамс, и она очень извинялась перед ним. Говорила, что не смогла прийти, из-за того, что что у нее была сестра с мужем. Врет! Ну, посмотрим теперь, что будет в субботу. Они договорились встретиться. Валя, Викина подруга, приглашает нас с Викой к себе в Одессу. Быстрей бы уже лето и отпуск! Вика ушла около девяти. Приемник ловит отлично. Даже лучше, чем у Толи Гардаша. Вечером был фильм «Братья Карамазовы». Исчез Мареев. Никто не знает, куда он девался. В воскресенье он пришел пьяный и ему ребята что-то сделали за то, что он торговал всякими вещами среди своих же. Он продал бритву, часы и т.д. и все пропил. Теперь он куда-то ушел. Емельянов говорит, что это дезертирство. Его, наверно, дисбат ожидает, если он не придет сегодня. Сегодня фонетики опять не было, а было два урока грамматики. Потом была огневая. Вел Зубко. Вызывал всех по стрелковому оружию, в т.ч. и меня, но никто не ответил. Теперь надо ему сдавать по всей огневой. 2 декабря 1970 г. Среда. Вчера день был занят. Я готовился к матчасти и огневой. Весь день шел снег. Он начал интенсивно падать позавчера, т.е. 30-го вечером, а утром 1-го лежал уже довольно приличный слой. Нас вместо зарядки погнали на уборку территории. Я с собой всюду таскаю приемник, чтобы было веселее. Нашелся Мареев, которого не было два дня. В воскресенье он пришел пьяный и стал чего-то выступать. Ну, ребята ему дали по морде, а он обиделся и ушел. Сначала его хотели отчислить (после того, конечно, как он пришел), но сегодня приехала его мама и дядя генерал. Я не думал, что Мареев такой подлец. Когда его привели к Емельянову, он заложил Антонюка и еще нескольких ребят, что они пили вместе с ним. Сегодня он стоял перед всей ротой и извинялся перед ребятами. Его оставили в роте до первого проступка. Посмотрим, каким он будет теперь. Я еще забыл сказать, что он продал своим же ребятам часы и электрическую бритву для того, чтобы купить две бутылки коньяка и самому его выпить. Он сам в этом признался. Сегодня посреди самоподготовки вдруг пришел Зубко и спросил меня, собираюсь ли я отвечать по огневой. Я сразу взял быка за рога и сказал, что хоть сейчас. Вышел к доске и написал технич. Характеристики ПК, за что получил 4. Наверно, отпустит в увольнение.

Комментарии (0):

В настоящее время нет ни одного комментария к данному материалу

Комментарии могут оставлять только авторизованные члены сообщества. Для того, чтобы оставить комментарий необходимо авторизоваться

С Днем Спецназа ГРУ!

Выпускники 7 роты - офицеры СпН ГРУ ГШ

Подразделения, части и соединения СпН ГРУ ГШ ВС СССР и РФ (группы, отдельные роты, отряды, батальоны, полки, бригады) сыграли огромную роль в афганской войне, в Таджикистане и в операциях на территории Чеченской республики, а также в других местах, о которых мы, возможно, не узнаем никогда. 25 выпускников 7 роты КВОКДКУ им. М.В. Фрунзе (1970-1974) в разное время и на различных должностях с честью носили и носят высокое звание «офицера-спецназовца» ГРУ ГШ ВС СССР и РФ. Два наших однокашника стали командирами отдельных бригад СпН - полковник запаса покойный Александр Григорьевич Тарасовский (67 обр СпН, г. Бердск, Новосибирская область), полковник в отставке Алексей Максимович Попович (22 обр СпН, г. Аксай, Ростовская область). Профессиональные навыки офицера-спецназовца помогли нашим однокашникам достойно выполнить свой воинский долг в Афганистане - Алексею Поповичу, Владимиру Сомову, Валерию Боцуле, Василию Левченко, Игорю Ревину, покойным Борису Заякину и Валерию Болдыреву. Полковник в отставке Владимир Михайлович Сомов, командир разведывательной группы 459 отдельной роты СпН 40-й ОА, в апреле 1980 года выполнил первый в Афганистане боевой выход разведподразделения СпН. Его личные вещи находятся в Музее Вооруженных сил на Поклонной горе в Москве.

 

Комментарии (0):

В настоящее время нет ни одного комментария к данному материалу

Комментарии могут оставлять только авторизованные члены сообщества. Для того, чтобы оставить комментарий необходимо авторизоваться

Забытый дневник первокурсника (Часть 5)

По дороге в Старе 18 ноября 1970 г. Среда. В 9 часов явился в санчасть, чтобы ехать в госпиталь. Из 20 человек, пришедших с этой же целью, начальник лазарета выбрал пять срочных, в том числе и меня, потому что машина могла взять только семь человек. В госпиталь приехали в половину одиннадцатого, а вернулись в училище около двух. Меня освободили на 10 дней от физо, строевой и нарядов, и назначили лечение. Матчасти я удачно избежал. <> 20 ноября 1970 г. Пятница. Вчера мне сказали, что по ОМП я получил пятерку за контрольную. Ничего удивительного. Было физо, но я не занимался, только смотрел на ребят. Нога у меня еще болит. А занятие было интересно – самбо. Самоподготовка у нас началась раньше, потому что в пять часов мы уходили в баню. Шинель мою рабочую кто-то уже надел и мне пришлось взять шинель Инжевского, который лежал в санчасти. В бане мылись на третьем этаже. Там в стене дверь с огромными щелями, и за ней – женское отделение. Ребята многие этим делом заинтересовались. Разведчик должен все знать. Назад я ехал на трамвае, т.к. у меня болела нога. Сегодня ОМП проводили на полосе препятствий. Учились облачаться в средства защиты. Два часа пролетели незаметно. Была еще огневая подготовка, но никого не вызывали. После обеда Проскурнин посадил меня заполнять учетные карточки комсомольцев. Научил расписываться за него. Выходило у меня довольно неплохо. На самоподготовку пришел майор Шестопал и провел внеочередное занятие по огневой. Завтра очень легкие уроки: ОМП, история КПСС и строевая. Записался у Игоря Монеты в увольнение на сутки, а Борька Заякин – на субботу. После ужина позвонил Вике и договорился, что она приедет с Женей Монамс в половину восьмого. Капитан Емельянов сегодня пом. дежурного по училищу. Он пришел на вечернюю поверку и сказал, что троечники в увольнение не пойдут (у меня как раз две тройки). Я стал готовить себя к мысли, что в увольнение не пойду. 21 ноября 1970 г. Суббота. Сейчас история КПСС. Настроение какое-то безразличное и философское. Меня вычеркнули из списков, увольняемых. Видно, заметили тройку. Не пустили еще Лебедева, Боглюкова и Костылева. Когда пришел в казарму, мне сказали, что в увольнение я иду. Ура! Вместе с Олегом Печениным побежал в парикмахерскую. В половину шестого вернулся и стал быстро переодеваться, потому что через пять минут построение увольняемых. Успел. В шесть часов нас уже распустили. Меня отпустили на сутки. В нашем с Борькой распоряжении был еще целый час до прихода Вики и Женьки. Посмотрели телевизор и пошли на КПП. Борька все время переживал, что Женька будет выше него. Вика приехала одна, потому что Женьку мама заставила стирать. Мы решили поехать к ней домой. Нам повезло. Встретили Женьку на Калинина, когда она провожала свою сестру с мужем. Она их быстро проводила и пошла с нами гулять. Между прочим, Женька и Боря одинакового роста. Борька остался доволен. Потом Боря ушел провожать Женю, а мы с Викой сходили в кино в «Зарю» на фильм «Поездка отца». Ничего фильм. Там Фернандес играет. 22 ноября 1970 г. Воскресенье. Проснулся в половину десятого и пошел к Резниченко (одноклассник). Он сильно обрадовался мне и стал рассказывать о своей учебе в КИСИ. Так мы просидели до половины первого, а потом я пошел к Вике. У мня какая-то злость на себя. Никто не знает, как мне тяжело и приходится ломать все свои привычки, которые вырабатывались годами. Возвращаясь в училище, я видел все в черных красках. Перед дежуркой связывали пьяного солдата. Он ругался и отбивался ногами, но двое ребят из девятой роты делали свое дело, а Крень (командир девятой роты) стоял в стороне и улыбался. Мне стало противно, и я ушел. В роте встретил Борю. Он сказал, что ждал Женю целый час в воскресенье на площади у Софии, но она не пришла. Он собирается ей звонить по телефону. Ну что я могу ему сказать? Мне стыдно, что так получилось, но я же не виноват, что Женька такая. На вечерней поверке был Зубко. Он разбудил одного пьяного – Янкевича со второго взвода, и вывел его перед строем. Янкевич ни с того ни с сего крикнул: «Хватит! Хватит, товарищ лейтенант!», чем усугубил свое положение. Попадет ему теперь. Зубко не стал с ним разговаривать в этот день. 23 ноября 1970 г. Понедельник. Первая пара – ин. яз. Преподаватель Шевченко заболела и был урок вместе со вторым взводом. Ничего не делали. Потом – матчасть. Никого не спрашивали. Следующая пара – ин. яз. Кокошкина. Она привела нас в ЛУР, а сама ушла. Я написал письмо Вике. После обеда Емельянов ругал перед строем Янкевича. Тот сам вызвался остаться на зимние каникулы в казарме. Потом мы должны были ехать на тактику в поле. Тема занятия «Поиск» и «Засада». Очень интересно. Мне понравилось. Я был сапером. Выкапывал мины. Занятие проводилось на поле, где росли многолетние травы. Так нам сказал директор какого-то хозяйства, который проезжал мимо. Он запретил нам заниматься в этом месте, но его никто не слушал. Игорю Монете сильно повредило руку – взорвался в руке взрывпакет. Мы срочно поехали отвозить его в санчасть. Игорю перевязали руку и сделали несколько уколов. Жалко его. На вечерней поверке старшина зачитал распределение личного состава по тревоге. Это неспроста. Возможно, сегодня ночью будет тревога.

Комментарии (0):

В настоящее время нет ни одного комментария к данному материалу

Комментарии могут оставлять только авторизованные члены сообщества. Для того, чтобы оставить комментарий необходимо авторизоваться

Забытый дневник первокурсника (Часть 4)

res_446 4 ноября 1970 г. Среда. Вчера пошел снег Телефон-автомат, как назло, не работает. Надо Вике позвонить. Сегодня получил два письма от отца и матери. Мама поздравляет с праздником. Было две пары английского языка, а потом – строевая подготовка. Я спросил у Зубко, как мне быть, если у меня тройка, и ко мне на праздники приезжает мать. Хочется ведь с мамой побыть. Он сказал, чтобы я постарался исправить. После обеда я пошел пересдавать ОМП. Со мной пошли еще ребята, у которых двойки. Снова писали ту же самую, вернее, почти ту же самую работу, и я сделал ошибку по невнимательности. Я ведь все знал! А преподаватель мне поставил тройку только за то, что я перепутал второй вопрос. Обидно! Я сегодня встал в пять часов, чтобы повторить ОМП. Пришел в казарму и спросил у Зубко, как мне быть. Все объяснил ему, и он сказал, что я пойду на сутки. Вот радость! Хороший Зубко человек. <> 10 ноября 1970 г. Вторник. За эти предвыходные дни совершенно закрутился. В списках увольняемых меня не оказалось, т.к. Игорь Монета забыл записать меня туда. Пришлось разбираться. На это тоже нервы нужны. В субботу 7 ноября поехали в оцепление на парад. Я сильно ушиб ногу, когда спрыгивал с кузова машины, и еле ходил. Поставили нас на Бульваре Шевченко, как раз напротив окон Сережи Селина (моего одноклассника). В семь утра мы уже стояли там. Было довольно холодно. Видел Люду Приходько (одноклассницу), но она меня не заметила, да и я не окликнул ее. Потом показался Корней. Мы с ним немного поговорили, и я решил зайти к Селину домой, но Сережи не оказалось дома. Парада со своего поста мы не видели, только белый дым, который витал над техникой. После оцепления в три часа меня вызвали в канцелярию роты и дали увольнительную на сутки. Я зашел к Бéре (однокласснику Володе Оберемко) на ул. Лысенко, чтобы узнать, когда будут именины. Его мама сказала, что все начнется в шесть часов. Позвонил Вике и Алику Иванюку. Дома принял ванну, оделся и пошел к Золотоворотскому садику на встречу с Викой. Дед дал мне две бутылки вина – для Бéри и для Алика. Вика принесла цветы, а я купил еще две бутылки шампанского. У Бéри было очень много незнакомых мне ребят и девушек из его техникума. Были еще Виталик Бородчак, Кулёк и Жора. Селин зашел только на минутку. Виталик, оказывается в КВИАУ не поступил и пошел в КИСИ, где он сейчас учится. Бéря пропускает занятия и говорит, что у них в техникуме дисциплина, как в военном училище, и учиться очень трудно. Я даже танцевал со своей ногой. На именинах мы сидели до половины двенадцатого, а потом пошли к Алику. У него все только начиналось, но чувствовалось, что все уже выпили. Оказывается, гости только пришли со встречи и теперь собрались отметить здесь. Были Капля (Саша Каплиновский) Маня, Корней, Витя Калашников и четыре девчонки из его класса. Одна из них сейчас работает там же, где и Вика и они знают друг друга. Погуляли до половины третьего и ушли. Проснулся я около одиннадцати. На столе было много всего. Включил телевизор и стал наслаждаться комфортом. Потом оделся и пошел к Алику, чтобы отнести ему бутылку вина. Но Алик спал. Я позвонил Вике, и мы договорились встретиться в половине второго. Погуляли немного в Софиевском соборе и зашли ко мне. Я дал Вике книги, и мы пошли сначала к ней домой, а потом вернулись ко мне, после чего я поехал в училище. Как тоскливо в казарме! В понедельник 9 ноября пошел в санчасть и меня освободили от нарядов, строевой подготовки и физо. Нога болит довольно сильно. Говорят, что 14 ноября, в субботу, будет вечер для роты. Можно приглашать девушек. Вот хорошо! Выдали шапки, но шинели на занятия и в столовую мы все равно не будем носить. Теплое белье тоже выдали. Сегодня вечером бегал звонить Вике. У нас телефон не работает. Пришлось звонить в другом месте. Меня начинает интересовать проблема встречи Нового года. Саша Лебедев уже налаживает контакты со своими товарищами. 11 ноября 1970 г. Среда. Сегодня было две пары английского и тактика. Все прошло хорошо. Я получил две пятерки по английскому. После отпуска вернулся наш командир роты капитан Емельянов. Он остался недоволен порядком. Вчера вечером старшину не захотели пускать в ленинскую комнату, где смотрели телевизор (после отбоя). А старшина пошел и позвал дежурного по училищу ст. лейтенанта Кулешова. Теперь обещают телевизор спрятать. ПШ не выдали еще нескольким из нашего взвода, в т.ч. и мне. На складе нет 6-го и 5-го роста. Завтра идем в баню. Нога еще сильно ноет. Придется идти в санчасть. 12 ноября 1970 г. Четверг. На тактике выезжали за город в район «Чайки». Тема занятия: «Действия разведчика-дозорного». Мне понравилось. Я еще рукавицы свои взял, так что было совсем тепло. Жалко только, что имитацию мы не взяли, а то было бы гораздо интереснее. Потом была английская грамматика. Писали контрольную. Я недоволен своей работой. В казарме поставили перекладину, чтобы мы развивали силу. Капитан Емельянов сказал, что никто не уедет в отпуск, пока не сдаст комплекс. Придется тренироваться. После обеда пошел в санчасть и получил освобождение еще на три дня. На самоподготовку я пришел, когда все собирались в баню. Рота вышла в 6 часов. Выдали ПШ. 48 размер, 4 рост. Сегодня пришью погоны. 16 ноября 1970 г. Понедельник. В пятницу записался в увольнение на сутки. Емельянов разрешил отпустить киевлян. В увольнение все пошли в шинелях. Инструктировал сам командир роты. Юрка Морозов попался в самоволке и его забрали в комендатуру. Вот не повезло! Пошли с Викой на Владимирскую горку и гуляли часов до 11. Решили познакомить Борю Заякина с Женей Монамс. У нее сейчас как раз никого нет. Здорово будет, если они подойдут друг другу. Когда я провожал Вику домой, нам встретился патруль. Все обошлось благополучно. Дома поел и лег спать. Утром проснулся в 11:05. После 12 решили пойти с Викой в кино. Обошли несколько кинотеатров, но везде были большие очереди. Купили билеты на фильм «Эти невинные забавы», который шел в «Киеве». Сеанс начинался в пять. Вика пошла домой, потому что у ее мамы были именины. Меня приглашала, но я отказался. Просто неудобно было. Договорились встретиться в четыре. Фильм понравился. Да, я забыл сказать, что когда мы шли покупать билеты, встретили Веню из параллельного класса. Бородатый такой детина. Недавно из больницы вышел. Он звонил по телефону Замостьеву Потом мы гуляли. Сидели во дворе рядом с Викиным институтом и разговаривали о том о сем. 17 ноября 1970 г. Вторник. Вчера писали контрольную по ОМП. Я узнал вопросы у Вадика Бутхудзе и спокойно все написал. Меньше четверки не поставят. Я уверен. Нога болит. Дали освобождение еще на три дня. Сделали рентгеновский снимок, но ничего не нашли. Нога опухла. Ходил сдавать огневую, потому что у меня нет оценки по ПК. После получасовой беседы получил трояк. Разве за четыре часа можно подготовиться? Вика поговорила с Женей Монамс. И та согласилась приехать в училище. Боря Заякин доволен. Было взводное комсомольское собрание. Разбирали всех в отдельности. Мне сказали немного повысить успеваемость, т.е. исправить мои троечки, и обратить внимание на физо. Игорь Монета пожелал мне не быть таким мягким, а Коля Белоусов сказал, что я отличаюсь чистотой отношений со всеми и самый лучший из всех, кого он у нас знает. Ну, это я даже не знаю, почему он так сказал. Приятно, конечно, но все-таки он явно переборщил. В санчасти сказали, что отправят меня завтра в госпиталь на осмотр, и чтобы я был готов в 9 утра. Значит, я завтра не буду писать матчасть! Можно не готовиться

Комментарии (0):

В настоящее время нет ни одного комментария к данному материалу

Комментарии могут оставлять только авторизованные члены сообщества. Для того, чтобы оставить комментарий необходимо авторизоваться

Забытый дневник первокурсника (Часть 3)

res_441 24 октября 1970 г. Суббота. У Курочкина сегодня именины. Ему подарили электрическую зубную щетку и две коробки конфет, которые исчезли в пустых желудках за очень короткое время. Он даже напился на радостях. На вечерней поверке Проскурнин ходил перед строем и выискивал пьяных, но Курочкина не обнаружил. <> 25 октября 1970 г. Воскресенье. Одно название – «Воскресенье»! А на самом деле для нас сегодня обычный будний день, только проснулись в 8:00. Переоделись в старое ХБ и надели пилотки. Выехали в лагерь в 10:20. Сначала немного моросил дождь, и шофер натянул на БТР брезент. Народу было мало и поэтому все удобно сели. Приехали, как всегда, через два часа. Первый день был организовочный. Ничего не делали. Очень скучно. Ничего, завтра начнется учеба. Снова почему-то вырыли траншею, которую мы закапывали накануне. Наверное, трубы будут прокладывать. 2 ноября 1970 г. Понедельник. В лагере дневник не вел. Сделал маленький «творческий отдых». Все равно там времени не хватало для этого. На этот раз нам повезло – мы совершенно не работали. На занятия выезжали в поле. Спать было прохладно, но это только в первые дни, т.к. потом стали топить. Стреляли из гранатомета. Многие после этого дня два очень плохо слышали. Из автомата стреляли ночью, а потом днем. Патронов было огромное количество и все стреляли, сколько влезет. У меня по огневой одни пятерки. В пятницу была обкатка. Действительно, не особенно приятно лежать перед танком. Ворсовский из третьего взвода испугался и не лег. Зачем такие идут в училище? В субботу в два часа, вернее даже, в половину второго, пароход, на котором мы плыли в Киев, отошел от пристани. Всего за четыре с половиной часа мы покрыли расстояние от пристани «Кальное» до Киева. Это 80 км. Нас ждали машины. В училище ехали по Крещатику и Бульвару Шевченко. Сережа (Морозов) записал меня в увольнение. Отбой был в десять вместо двенадцати. Спали мы ровно десять часов. Потом чистили оружие и убирали территорию. В три часа или около этого нас отпустили в увольнение до 10 вечера. На улице моросил дождь. Я позвонил Вике и договорился встретиться в пять. Зашел к Алику. У него как раз были Витька и Корней. У них ремонт. Алик стал совсем другим. Его 10 ноября забирают в армию. 7 ноября проводы. Не знаю даже, куда пойти – к Вовке или к Алику. Зашел домой. Бабушка сразу стала пичкать всякой всячиной. Я надел туфли и пошел к Вике. Мы прошлись по улицам, но дождь, в конце концов, загнал нас в парадное. Мы там постояли и решили сходить в клуб «Метростроя». Но там фильм давно начался, и я предложил пойти ко мне домой, посмотреть телевизор за чашкой кофе и т.д. Дед уже спал, а бабушка что-то делала в кухне. По телевизору шел художественный телевизионный фильм «Проводы белых ночей». Интересный. У Вики на пальцах следы от азотно… В общем, от какого-то реактива. До чего же вредная работа в лаборатории Института гигиены труда и профзаболеваний! Около девяти часов мы вышли на улицу и пошли в сторону Крещатика к нашей школе на Свердлова. Приятно было пройтись по знакомым местам. Даже какие-то ощущения школьные. Мне все время хотелось оглянуться, чтобы посмотреть, нет ли кого-нибудь из учителей сзади. Как бы мне хотелось, чтобы меня отпустили на праздники на сутки! Постараюсь вырваться. Утром зарядки и осмотра не было. Отлично! Первая пара была – уставы, вторая – фонетика, а третья – матчасть. Ничего нового. После обеда – строевая, но наше отделение отправили на продсклад перебирать лук. После работы ушли на самоподготовку. Пришел лейтенант Зубко и старшина тоже приехал. Зубко говорит, что на праздники будут пускать всех, у кого нет двоек. На сутки – у кого нет троек, и на пять суток – у кого только пятерки. Теперь мне надо исправить свою тройку по ОМП. Была вечерняя поверка на плацу. Несколько раз прошли строевым шагом возле трибуны и ушли в казарму спать.

Комментарии (0):

В настоящее время нет ни одного комментария к данному материалу

Комментарии могут оставлять только авторизованные члены сообщества. Для того, чтобы оставить комментарий необходимо авторизоваться

Забытый дневник первокурсника (Часть 2)

res_449b 17 октября 1970 г. Суббота. Вчера не мог ничего записать, т.к. мы ходили в кино в город на фильм «Беглец» на английском языке. В общем, фильм хороший, только произношение там неважное. Я не хочу сказать, что они не знают английского языка, но язык не чисто английский, а с какими-то примесями. Опоздали из увольнения на семь минут, но Рудый ничего не сказал. Сегодня получилась маленькая заминка с увольнением. Меня вычеркнули из списков якобы потому, что ночью на моем обмундировании лежала фуражка. Этого не было. Просто дежурный назвал первую попавшуюся фамилию. Я не знал, что делать, но все-таки добился, чтобы меня пустили. Жалко, конечно, что не на сутки, но все-таки увольнение! Отпустили только с 7:00 до 23:00. Времени мало. Встретился с Викой, а на обратном пути зашел с ней домой. Дед уже спал. Бабушка дала мне перчатки и три рубля. Вернулся в училище как раз вовремя. <> 18 октября 1970 г. Воскресенье. Всех переодели в парадную форму и мы поехали в музей В.И. Ленина. Причем, что особенно здорово, мы ехали отдельными группами на троллейбусах и передвигались по городу «своим ходом», как здесь называют. На обратном пути мы с Вадиком Бутхудзе дошли до площади Победы и там сели на автобус. Потом сразу пообедали и я стал приводить себя в порядок и писать конспект к семинару. Почти ничего не написал (я имею в виду конспект). В шесть часов пришла Вика. Мы сели напротив зимнего клуба на скамеечке и просидели там почти весь вечер. Провели время очень хорошо В 22:00 Вика ушла. Дала мне несколько двухкопеечных монет для того, чтобы я звонил. 22 октября 1970 г. Четверг. Вчера, в среду, в 4 часа мы пошли в клуб завода «Большевик» на вечер башкирской литературы. После официальной части был концерт. Все это затянулось до 9 часов вечера и у нас не было самоподготовки. Отбой сделали в 10 часов, т.к. мы в 6:00 ходили в баню. Вчера я писал контрольную по матчасти. Поставит, наверное, «4». Печень почему-то стала болеть. Я себя даже на диету посадил – не ем жирного и жареного. В санчасть не хочу идти. Ура! По огневой сегодня «летучку» не писали. Он сказал, что напишем завтра. Значит я успею все повторить. По связи сегодня чуть не было завала. Майор даже не хотел принимать во внимание то, что у нас не было самоподготовки, но все обошлось благополучно, потому что оценок он не выставил. На уроке изучали радиостанцию Р-126. Сейчас комсомольское собрание роты, а потом – самоподготовка. Надо будет хорошо подготовиться по огневой. Я даже купил «Пособие по стрелковому делу». На вечерней поверке меня назначили дневальным с пятницы на субботу. Придется позвонить Вике, чтобы она приехала в субботу часов в 8 вечера, естественно. Ребятам очень понравился пирог, который испекла мне бабушка. Действительно, очень вкусно. 23 октября 1970 г. Пятница. «Эксплуататор» наш сегодня дежурный по училищу. Поэтому первой пары не было. Два урока сидели в бытовой комнате и я дописывал шпоры по огневой. По английскому получил «4» за диктант. Я так и знал у меня там было три ошибки. Кошман и Боглюков опять пары схватили. Тяжело им приходится. На огневую принесли четыре ПК из роты. На улице дождь и слякоть. Потом была контрольная. Мне попалась граната РКГ-3. Я ее немного знал, но все равно техническую характеристику скатал со шпоры. Причем так нагло – на первой парте. А кто-то говорил, что у него нельзя списать. Сегодня заступаю в наряд. Купил книгу, просто так, почитать. Ночью пришлось стоять до 1:40, а потом спал до 7:00. Наряд – это ерунда.

Комментарии (0):

В настоящее время нет ни одного комментария к данному материалу

Комментарии могут оставлять только авторизованные члены сообщества. Для того, чтобы оставить комментарий необходимо авторизоваться

Забытый дневник первокурсника (Часть 1)

Пользуясь положением безработного пенсионера, полностью каталогизировал домашнюю библиотеку. Из, примерно, двух тысяч книг оставил меньше половины, т.е. самые интересные. Обнаружил свои старые дневники, которые вел на первых двух курсах. Кое-что из записей семнадцатилетнего пацана с гражданки о буднях 4 взвода 7 роты готов опубликовать, чтобы дать возможность вспомнить атмосферу нашей жизни 47 лет тому назад. Вот несколько октябрьских страниц 1970 года. ВОКУ024 - копия 19 августа 1970 г. Среда В лагере я уже 9 дней. С самого утра работал на теплоцентрали. До обеда пришлось много работать, зато потом сачковал. Денег мало, вернее, их не осталось совсем. Для того чтобы что-то купить, я должен был сложиться с Аксеновым, у которого денег тоже не густо. Он меня зовет «Земеля». Хороший парень. Тут я присматриваюсь к ребятам. Очень много хороших. Старшина наш, в принципе, тоже хороший человек. Нам действительно надо привыкать к дисциплине. Новиков сегодня пошел в лес собирать орехи. Есть очень хочется. Живу тут от завтрака до обеда и от обеда до ужина. Сейчас иду на ужин. Кончаю писать. 21 августа 1970 г. Пятница Работы кончаются. Судя по всему, мы скоро уедем. Лизунов вчера ездил в Киев и слышал об отъезде в субботу. Вчера на строевом тренаже после ужина из нас высосали все соки. Особенно Николусь. А ведь раньше он говорил: «Не робей ребята, со мной не пропадешь». Теперь я вижу обратное. Все очень интересно. Те ребята, которые на первый взгляд показались плохими, оказываются хорошими, и наоборот. Писем мне почему-то нет. Скорее бы мы отсюда уехали. Говорят, что в училище уже приезжают кадеты. Вот только что принесли новые письма, но мне опять нет. Видимо, мне еще пишут. 24августа 1970 г. Понедельник За эти три дня многое изменилось. 22 августа вечером нас погрузили на БТР и увезли в Киев. Поездка прошла хорошо, если не считать того, что наш БТР в пути сломался, и мы пересели на другой. В училище уже были кадеты. Нас положили спать в седьмую роту иностранных языков вместе с ними. Утром на построении всех гражданских, поступающих на ин. яз, вывели из строя, и старший лейтенант Крень предложил или идти на инженерный факультет, или уходить из училища, так как на ин. язе 27 суворовцев лишних. Я по дурости написал рапорт о переводе на инженерный факультет, а потом на распределении по ротам оказалось, что я был в списках седьмой роты. Просто Крень взял нас «на пушку». Раз я написал рапорт, значит пути нет. Надо идти к генералу. Получил письмо от матери. Пишет, что пришлет 40 руб. Зачем мне столько? 30 сентября 1970 г. Среда Сегодня семинар. Подготовился я неплохо, так что ничего страшного нет. Вчера выдали парадные шинели. Я взял размер 6Ш. Он мне оказался большим и пришлось менять на складе. Капитан Емельянов сказал, что завтра я поеду домой за пластинкой. Звонил по этому поводу Вике. Интересно на сколько часов он меня отпустит? 1 октября 1970 г. Четверг Занятия прошли неплохо. Не буду вдаваться в подробности. Главное то, что меня отпустили домой за проигрывателем и пластинками. Вадик Бутхудзе дал мне свои часы, чтобы я сдал их в мастерскую. В 17:15 я вышел из училища. На обороте моей увольнительной было написано «посыльный». Это наш капитан Емельянов отпустил меня на полулегальных основаниях. Он отличный человек. Я его очень уважаю. Приехал домой на автобусе. Минут через 20 пришел дед. Он обрадовался, естественно. Сразу же после его прихода пришла Вика. Я просто забыл написать, что я позвонил ей из автомата возле дома. Дед сразу же начал предлагать поесть, но мы отказались. Тогда предложил чай. Смотрели телевизор и беседовали. Дед был то на кухне, то заходил в комнату, но это не мешало нам. Очень приятно было посидеть в нормальной обстановке. В училище я привез проигрыватель и пластинки. 2 октября 1970 г. Пятница Строевой подготовки не было. Получил 4 по английскому языку. Сегодня интересно было на Ленинском уроке – мой проигрыватель перегорел, вернее, в нем не стало звука. Посреди урока он почему-то стал дымиться. Оказывается, кто-то поставил предохранитель на 127 вольт, а я ведь вечером вчера проверял и все было нормально. Капитан обещал отпустить меня завтра домой, чтобы я отвез проигрыватель. Он завтра уходит в отпуск на полтора месяца. На самоподготовке сделал английский и стал играть в шахматы. У нас сейчас проходит турнир по шахматам. В нем участвуют восемь человек, в том числе и я. Телевизор перестали включать. Говорят, что без стабилизатора напряжения его не включат. Когда лег спать, разговорился с Полянским. Довольно интересно было послушать, как он рассказывает о себе. В воскресенье уже уезжаем в лагерь. Первые три дня будем работать, а потом пойдут тактика, огневая и так далее. Говорят, что на тактике у нас будет «знакомство» с танком. 3 октября 1970 г. Суббота Был дома. Отпустили меня только в шесть часов вечера, сразу же после того, как я помыл окно. У нас все работали после обеда. Мне даже условие поставили, что я должен привезти 2 кг крахмала для оклейки окон. Я согласился. Надел парадную форму и вышел в город. Увольнительную мне дали до 23:20. Побыл дома минут 10 и встретился с Викой около Софии. Перед этим еще успел забежать к бабушке на работу. Ребята здорово реагировали, когда увидели меня в форме. Особенно Юрка Кошкин – заулыбался сразу и стал приставать с расспросами. С Викой встретились в 7 часов и пошли гулять. Хоть нормально походили «на воле»! Вика провожала меня в училище. В троллейбусе с нами ехали ребята из моего взвода вместе с сержантом Монетой, который был пьяный вдрызг. Очень неосмотрительно с его стороны. Я еще погулял с Викой возле училища, и мы попрощались на неделю. 7 октября 1970 г. Среда Мы уже 3 дня в лагере. Привезли с собой телевизор, только он не работает из-за антенны: она слишком маленькая. Вчера весь день шел дождь и было очень холодно. Сплю в свитере под одеялом и шинелью и все равно холодно. Зато отбой делают на час раньше, так что спим по девять часов в сутки. Сегодня закончили работы на танковой директрисе. Мы там строим укрепление. Завтра поедем стрелять. В лагере нет никого кроме нашей роты. И мы делаем все, что хотим. 8 октября 1970 г. Четверг Сегодня потерял пилотку и только вечером нашел ее. За это время мне чуть не объявили за это два выговора. Стрелять мы не ездили, а работали в учебном центре, потому что должны были приехать какие-то генералы. В магазин привезли продукты, что бывает очень редко. Все стали покупать сухари и изюм. 13 октября 1970 г. Вторник Вчера я говорил с Вадиком (Бутхудзе) и Сашкой Лебедевым о Новом годе. Встречать будем... Магнитофон будет обязательно и записи тоже. Сейчас надо установить, сколько будет человек. Только бы отпустили на Новый год! 7 ноября я должен быть обязательно дома. Надо только двойку и наряд не получить. Я стараюсь. Сейчас кончается история КПСС. 19-го у нас семинар. Только что получил 5 по английской грамматике . Между прочим, меня спросили именно то, что я знал не особенно хорошо. Сейчас будет второй урок второй пары, т.е. опять английский. Урок английского прошел неплохо. Сейчас перерыв между уроками третьей пары (матчасть). Меня спрашивали. В журнале у меня еще нет ни одной оценки. Сейчас изучаем работу четырехтактного двигателя. Формулы разные и всякая ерунда. Вот и звонок. Я кончаю пока. Строевой сегодня занимались до отвала. Сделали семь кругов по плацу. После этого нам сделали лекцию о международном положении. Лектор неплохой попался. Язык хорошо подвешен. В общем, лекция и организационные вопросы забрали у нас один час самоподготовки, а ведь завтра контрольная по огневой, в которой 19 вопросов! Завал! Еще надо по английскому текст наизусть выучить! Завтра на истории придется немного поучить. Сегодня после обеда проверяли, кто не снял свитера. Поймали человек шесть и объявили им по три недели неувольнения. В субботу и воскресенье обещали пустить в увольнение по три человека от отделения.У меня есть реальная возможность пойти. 14 октября 1970 г. Среда. Встал в половину шестого, чтобы выучить огневую. На улице дождь и холодно. В кровать страшно хочется, чтобы тепло было. На истории КПСС учил ОМП. Немного подучил. Вторая пара – английская грамматика. Вернее, не грамматика, а лексика. Ее у нас ведет одна учительница. Получил еще одну пятерку за пересказ текста. По огневой контрольной не было. У всех сразу настроение поднялось. Еще бы! Удалось избежать двойки! Он (преподаватель) трепался о взрывчатых веществах и демонстрировал опыты с пиротехническими составами. Сегодня снег шел и было прохладно. Строевая была только у нашего батальона. Прошли четыре круга по плацу и все. После обеда купил 20 конвертов. Теперь буду всем письма писать.Что-то от мамы долго ничего не получаю. Сегодня отбой в десять часов (вечера), а подъем завтра в шесть. 15 октября 1970 г. Четверг. Проснулись в 6:15 и в 7:00 ушли в баню. Вернулись только в 9 часов и опоздали на первую пару. Ее отложили на 3 часа дня. Два урока подряд смотрели художественный фильм на английском языке. Некоторые отключили свои наушники (там у нас есть специальный зал для иностранных фильмов, в котором вместо динамиков наушники) и спали, а я стал ворошить все в памяти. Я имею в виду все, что случилось со мной за этот год. Довольно хорошо провел время. После обеда занятий не было, но зато до обеда была «летучка» по ОМП. Я даже не знаю, как написал. Скорее всего, на тройку. Так вот, после обеда ушли убирать территорию. Получки сегодня не было. Ребята стонут. Завтра все англичане идут в «Дружбу» смотреть какой-то фильм на английском языке. Вот здорово! Хоть в город вырвусь! На самоподготовке написал письмо маме. Завтра уроки ерундовые: ин. яз., огневая и физкультура.

Комментарии (0):

В настоящее время нет ни одного комментария к данному материалу

Комментарии могут оставлять только авторизованные члены сообщества. Для того, чтобы оставить комментарий необходимо авторизоваться

И снова вырезка из старой газеты

Гамлявый и Воронов Если вы забыли об этой публикации, то увидеть ее будет вдвойне приятно. На этот раз речь идет о чемпионах Киевского гарнизона по боксу и борьбе, кандидатах в мастера спорта Володе Гамлявом и Николае Воронове.

Комментарии (0):

В настоящее время нет ни одного комментария к данному материалу

Комментарии могут оставлять только авторизованные члены сообщества. Для того, чтобы оставить комментарий необходимо авторизоваться

Воспоминания

Благодаря администратору сайта нашего училища Юрию Селютину, который регулярно публикует вырезки из окружной газеты "Ленинское знамя", мы можем мысленно возвращаться в наше курсантское прошлое. Вспомните, как мы гордились победами наших боксеров, в том числе Владимира Гамлявого. Жаль, что Володи нет с нами уже восемь лет, но он до сих пор в нашей памяти. Гамлявый_ Гамлявый

Комментарии (0):

В настоящее время нет ни одного комментария к данному материалу

Комментарии могут оставлять только авторизованные члены сообщества. Для того, чтобы оставить комментарий необходимо авторизоваться

Новые старые кадры

Оцифровал еще одну пленку курсантских времен, которая хранилась много лет. Думаю, что большинство из представленных ниже фотографий печатались в единичном экземпляре. Наслаждайтесь воспоминаниями. ВОКУ в лагере068 <> ВОКУ в лагере066 ВОКУ в лагере065 ВОКУ в лагере064 ВОКУ в лагере063 ВОКУ в лагере062 ВОКУ в лагере060 ВОКУ в лагере058 ВОКУ в лагере057 ВОКУ в лагере056 ВОКУ в лагере055 ВОКУ в лагере054 ВОКУ в лагере052 ВОКУ в лагере051 ВОКУ в лагере050 ВОКУ в лагере049 ВОКУ в лагере048 ВОКУ в лагере040 ВОКУ в лагере041 ВОКУ в лагере042 ВОКУ в лагере043 ВОКУ в лагере044 ВОКУ в лагере046 ВОКУ в лагере047 ВОКУ в лагере039 ВОКУ в лагере038 ВОКУ в лагере037 ВОКУ в лагере036 ВОКУ в лагере070 ВОКУ в лагере069 ВОКУ в лагере067

Комментарии (0):

В настоящее время нет ни одного комментария к данному материалу

Комментарии могут оставлять только авторизованные члены сообщества. Для того, чтобы оставить комментарий необходимо авторизоваться

Фото из газеты

Спасибо администратору сайта нашего училища Юрию Селютину за публикацию очередной вырезки из окружной газеты "Ленинское знамя" с фотографией Анатолия Кривоногова. Фото было опубликовано в 1974 г. Кривоногов gazeta-92

Комментарии (0):

В настоящее время нет ни одного комментария к данному материалу

Комментарии могут оставлять только авторизованные члены сообщества. Для того, чтобы оставить комментарий необходимо авторизоваться

Фотографии, которым 45 лет

Перебирая старые пленки, нашел одну, которую проявил в 1972 году. Помню, что напечатал в то время всего пару кадров, а остальные отложил до лучших времен. Похоже, что это время наступило только спустя 45 лет. С удовольствием предлагаю посмотреть на фотографии, пропитанные нашим курсантским бытом, и не судить строго за качество старой пленки. ВОКУ в лагере017 <> ВОКУ в лагере020 ВОКУ в лагере034 ВОКУ в лагере033 ВОКУ в лагере030 ВОКУ в лагере028 ВОКУ в лагере027 ВОКУ в лагере026 ВОКУ в лагере025 ВОКУ в лагере024 ВОКУ в лагере022 ВОКУ в лагере021 ВОКУ в лагере019 ВОКУ в лагере018 ВОКУ в лагере015 ВОКУ в лагере014 ВОКУ в лагере013 ВОКУ в лагере012 ВОКУ в лагере011 ВОКУ в лагере010 ВОКУ в лагере009 ВОКУ в лагере008 ВОКУ в лагере007 ВОКУ в лагере006 ВОКУ в лагере005 ВОКУ в лагере004 ВОКУ в лагере003 ВОКУ в лагере002 ВОКУ в лагере001

Комментарии (0):

В настоящее время нет ни одного комментария к данному материалу

Комментарии могут оставлять только авторизованные члены сообщества. Для того, чтобы оставить комментарий необходимо авторизоваться

День вывода Советских войск из Афганистана

15 февраля С Днем воинов-интернационалистов!

Комментарии (0):

В настоящее время нет ни одного комментария к данному материалу

Комментарии могут оставлять только авторизованные члены сообщества. Для того, чтобы оставить комментарий необходимо авторизоваться